Правозащитники рассказали о пытках ФСБ в «деле анархистов»

0

7 молодых людей в Пензе и Санкт-Петербурге признались в организации террористической группировки. А потом сообщили своим адвокатам, что сделали это под пытками.В четверг, 15 февраля, правозащитники Москвы и Санкт-Петербурга провели пресс-конференцию, посвященную так называемому "делу анархистов" — серии задержаний молодых людей в Пензе и Санкт-Петербурге по подозрению в причастности к террористической организации "Сеть".

Не только на Северном Кавказе

На момент пресс-конференции о деле уже было известно достаточно много из публикаций "Медиазоны", "ОВД-инфо" и других СМИ оппозиционной или правозащитной направленности. Однако широкого резонанса дело до сих пор не получило — хотя, как отметил председатель правления правозащитного общества "Мемориал" Александр Черкасов, "оно свидетельствует о том, что исчезновения людей, фабрикация сотрудниками уголовных дел и признания под пытками происходят не только на Северном Кавказе, но и здесь, в центральной России".

На сегодняшний день по подозрению в организации террористической группировки задержаны 8 молодых людей, один из них переведен под домашний арест, остальные находятся в СИЗО. 7 человек были задержаны осенью в Пензе, еще двое — в январе в Санкт-Петербурге. По информации источников издания Republiс, молодым людям инкриминируют статью 205.4 УК РФ, намерение провести серию взрывов перед чемпионатом мира по футболу и создать "анархистское государство".

По словам председателя общественной организации "Наблюдатели Петербурга" Александры Крыленковой, задержанных объединяет только то, что они называют себя антифашистами. "Далеко не все из них придерживаются анархистской идеологии и далеко не все они знакомы между собой. В частности, задержанные из Питера не знакомы ни с пензенскими, ни друг с другом", — рассказала она DW.

Выехал в аэропорт и пропал

Все, кроме пензенского рок-музыканта Василия Куксова, дали признательные показания. О том, что эти показания были даны под пытками, впервые стало известно после ареста в Санкт-Петербурге 23-летнего программиста Виктора Филинкова. С ним удалось встретиться членам Общественной наблюдательной комиссии (ОНК).

"23 января мне по совету адвоката написала жена Филинкова, — рассказала на пресс-конференции член ОНК Санкт-Петербурга Яна Теплицкая. — Она сообщила, что ее муж должен был прилететь в Киев, но пропал. Уверенности в том, что он задержан, не было. Мы обзванивали больницы и отделы полиции. Пытались искать публично, публиковали информацию об исчезновении. МВД клялось, что Виктор Филинков не у них. Оказалось, что это почти правда — он был задержан сотрудниками ФСБ".

Филинков нашелся благодаря сообщению объединенной пресс-службы судов Санкт-Петербурга. В Telegram-канале пресс-службы говорилось, что "Дзержинский районный суд г. Санкт-Петербурга вынес постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Виктора Филинкова, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.205.4 УК РФ, сроком на 2 месяца, по 23.03.2018 г. Как полагает следствие, Филинков и иные неустановленные лица, разделяя анархистскую идеологию, приняли участие в подразделении террористического сообщества в целях осуществления террористической деятельности, пропаганды, оправдания и поддержки терроризма. Филинков признал имеющиеся в отношении него подозрения".

Следы электрошокера

"По этому сообщению было понятно, что его пытали и что он, скорее всего, в изоляторе ФСБ, — продолжила Яна Теплицкая. — Мы туда приехали, но у Виктора в тот день не было оснований нам доверять. Он рассказал о пытках на следующий день, когда в Санкт-Петербурге исчез еще один подозреваемый, Игорь Шишкин. Он ушел гулять с собакой и не вернулся. А собака вернулась домой вместе с сотрудниками ФСБ, которые провели обыск".

После этого Виктор Филинков рассказал ОНК о пытках и показал следы электрошокера на теле. "И мы сразу сделали информацию публичной, прежде всего потому, что в это время продолжали пытать Шишкина", — говорит Яна Теплицкая.

Ее коллега Екатерина Косаверская продемонстрировала рисунки, сделанные членами ОНК. "Поскольку к нему не пришли эксперты, а ОНК не разрешено проносить с собой фото- и видеоаппаратуру, мы взяли с собой стандартные рисунки человеческого тела и нанесли на них следы электрошокера в тех местах, где мы их обнаружили на теле Филинкова". Косаверская отмечает, что эти следы сложно с чем-либо перепутать, так как расстояния между каждыми двумя пятнами на коже составляет 4 сантиметра — именно так выглядят следы пыток электрическим током.

Это подтверждает адвокат Филинкова Виталий Черкасов: "На моем счету достаточно много дел о пытках — но, когда я увидел эти телесные повреждения, я был в шоке. На различных участках тела были следы, ожоги, основное место — правое ребро. Я понял, через какие испытания он прошел". Адвокат не имеет права разглашать материалы дела, но Екатерина Косаревская, не имеющая таких ограничений, сообщила, что Филинкова на допросах заставляли признаваться в связи с Олегом Пчелинцевым — жителем Пензы, которого ФСБ считает лидером преступной группировки анархистов. "Эту фамилию Филинков слышал впервые, его заставили выучить, что нужно говорить", — рассказывает Косаревская.

Как искали лидера

О том, как в октябре 2017 года были получены признания самого Пчелинцева, известно из опроса, проведенного в Пензе его адвокатом Олегом Зайцевым 6 февраля, спустя две недели после ареста Филинкова: "С меня стали стягивать трусы, я лежал вниз животом, они пытались присоединить провода за половые органы. Я стал кричать и просить перестать издеваться надо мной. Они стали твердить: "Ты лидер". Чтобы они остановили пытки, я отвечал: "Да, я лидер". "Вы собирались устраивать террористические акты". Я отвечал: "Да, мы собирались устраивать террористические акты". Один из тех, кто измерял мой пульс на шее, одел свою балаклаву на голову мне, чтобы я их не видел".

Накануне пресс-конференции стало известно, что Олег Пчелинцев отказался от этих показаний. Его адвокат, участие которого было анонсировано, на пресс-конференцию не пришел. Александра Крыленкова считает, что это не должно быть основанием для недоверия: "Ни для каких правоохранительных органов и тем более для правозащитников не должна иметь значения та информация, что люди в какой-то момент под пытками скажут: "Нет, это случайность, я все придумал, я ударился об лавку".

Пытки вместо доказательств

По мнению Крыленковой, расследование пыток, тем не менее, должно продолжаться: "Информации достаточно для расследования и правозащитных организаций, и правоохранительных органов".

Она процитировала материалы адвокатского опроса еще одного подозреваемого из Пензы, Ильи Шакурского: "Зашли три человека в масках, сказали повернуться к стене и снять верхнюю одежду. В этот момент мелькнула мысль: "Меня убьют". Мне сказали, не поднимая головы, сесть на лавку. Завязали глаза, руки и нос заткнули моим же носком. … На большие пальцы на ногах мне прицепили какие-то проводки. Я почувствовал первый заряд тока, от которого я не мог сдержать крика и дрожи. Они повторяли эту процедуру, пока я не пообещал говорить то, что они мне скажут. С тех пор я забыл слово "нет" и говорил все, что мне говорили оперативники".

Александра Крыленкова не сомневается в том, что "дело анархистов" сфабриковано. "Если в деле приходится применять пытки, это значит, что у них нет доказательств. Сам факт применения пыток означает, что людей арестовали просто так", — заявила правозащитница.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Facenews

Оставить комментарий